Почему журналисту стоит атрибутировать источники сведений и знаний

Указание информации об источнике сведений излагаемых в статье важно для понимания контекста события.

Причём важно иной раз настолько, что влияет в целом на стиль изложения информации журналистом и на восприятие информации читателем.

Например, у Александра Амзина в книге "Интернет-журналистика" даётся совет обозначить сразу в заголовке статьи источник информации, если он не является абсолютно достойным доверия. Можно действовать и наоборот: указывать источник, если информация фантастическая, но опубликована в крайне ответственном источнике. Степень доверия определяется волюнтаристски журналистом, на основании собственного опыта.

Достаточно сложный пример из жизни: до октября 2015-го (с 2003-го года), когда владелец "Коммерсанта" Алишер Усманов вложил деньги в Virtus.pro, "Коммерсант" упоминал термин "киберспорт" меньше раз, чем после захода на этот рынок Усманова (прошло 7 месяцев).

Похожее соотношение у РБК. "Ведомости" же про киберспорт пишут мало и после захода на этот рынок Алишера Усманова

Почему про киберспорт и хайп вокруг него пишет РБК - я знаю: у издания большая часть трафика является общетематической, РБК много пишет на "модные темы", особенно подсвеченные каким-нибудь олигархическим гало. Почему "Ведомости" пишут про киберспорт мало - я понимаю. Купили/вложили - отписались. Больше писать особо нечего.

Почему так пишет "Коммерсант" - я не знаю, но мне начинает казаться разумным атрибутировать информацию имеющую отношение к киберспорту и исходящую, впервые, от "Коммерсанта", как информацию о рынке, в котором заинтересован Усманов публикующуюся в газете, которой владеет Усманов. Я не имею в виду прямого давления на редакцию "Коммерсанта" владельцем (это совсем негативный сценарий), но вполне возможны следующие паттерны внутри "Коммерсанта":

  • (негативный) редакторы чуть менее критически относятся к статьям о киберспорте, поскольку ну раз Усманов купил, то это значимое явление. (на самом деле может быть не так). Тогда имеет смысл обозначить связь "Коммерсанта", Усманова и киберспорта для усиления критического восприятия у читателя.

  • (позитивный) редакторам проще налаживать связи с деятелями рынка киберспорта в силу того, что им проще обеспечить себе личное знакомство через уже имеющиеся контакты, поэтому текстов больше (в результате проще написать интересный текст со значимой информацией о рынке). Тогда имеет смысл обозначить связь "Коммерсанта", Усманова и киберспорта для объяснения того, что говорящие о рынке люди в теме, их выбрали для партнёрства такие люди!

(это мы ещё даже к написанию статьи не приступили по "Коммерсанту", а просто думаем о том, как нам на него сослаться, а уже столько мыслей на этот счёт)

Безусловно же стоит обозначать источник сведений журналиста. С поименованными источниками всё относительно просто, с анонимными сложнее. На эту тему хорошо написано в "Догме Ведомостей":

Если источник не разрешает ссылаться на него, нужно объяснить читателю, почему мы можем ему доверять. Журналист должен добиваться права на максимально конкретную ссылку. Уступки в плане анонимности, если они неизбежны, делаются осторожно и в следующем порядке допустимости:

а) не упоминать имени и фамилии, но упомянуть должность и компанию (“один из брэнд-менеджеров компании Nestle” или “один из вице-президентов компании “Лукойл”);

б) не упоминать ни фамилии, ни должности, но назвать компанию ("сотрудник компании “Интеллект", “источник в Генеральной прокуратуре”);

в) указать должность без указания фамилии и компании ("председатель совета директоров одной из крупнейших российских газодобывающих компаний");

г) не упоминать ни имени, ни должности, ни компании, но назвать род занятий (“банкир”, “нефтяник”);

д) не упоминать ничего, кроме степени отношения к вопросу ("источник, близкий к переговорам", “источник, близкий к руководству Банка Москвы”).

Если источник хочет остаться анонимным, он должен иметь весомую причину. Эта причина должна быть обсуждена с редактором отдела, с главным редактором или с одним из его заместителей и должна быть по возможности объяснена в самой статье. Если у источника есть какие-нибудь связи, которые могли повлиять на его мнение или позицию, они тоже должны быть четко описаны в статье.

Неназванный источник ни в коем случае не может осуществлять “наезд” на своих конкурентов или комментировать репутацию другого человека или организации. Факты, полученные от неназванных источников, должны быть как можно подробнее и должны быть подтверждены вторым источником, не аффилированным с первым.

Журналист всегда должен быть способен назвать редактору имя человека, с которым он говорил, даже если это имя не может быть опубликовано в газете. Редактор вправе требовать, чтобы корреспондент назвал ему это имя в конфиденциальной беседе (с условием, что больше никому оно названо не будет).

Зачем нужна атрибуция источников знаний журналиста

За время работы журналистом я заметил, что упоминание источников знаний способствует расширению числа знакомых, особенно если вы открыты к общению и ваши контакты легко найти.

Если вы упоминаете какую-то книгу, в соответствии с концепцией которой вы рассматриваете явление о котором вы пишете, вам могут рассказать о других авторах исследующих ту же предметную область, чьи взгляды могут отличаться от исходных. Или вам объяснят, что вы что-то не поняли — это неприятно, но полезно.

Если книга сама по себе не очень известна, но вы упоминаете конкретного эксперта, от которого вы получили рекомендацию по этой книге, особенно если эксперт хорошо известен на рынке, вы даёте читателю ориентир, как стоит воспринимать эту информацию.

Хороший отзыв популярного человека о том или ином авторе может иметь существенный вес в глазах ваших читателей сам по себе, и вам не придётся тратить время на объяснение того, почему к относительно неизвестному автору, чьи теории вы используете к своей статье, нужно отнестись с вниманием.

Это также поможет и вашим коллегам узнать что-то новое, что они смогут применять в своей профессии.

Ещё одной причиной, почему стоит указывать источник знаний, является отношение с ньюсмейкером. Если вы узнали достаточно сложную теорию от кого-то, и тут же кинулись на её базе писать статьи, то ваш источник знаний:

  • может начать вас считать легко подверженным чужому влиянию (что для журналиста не очень хорошо, он должен достаточно критично относиться к получаемой информации)

  • может начать считать вас человеком, применяющим не выстраданное внутри знание, что снизит для него ценность ваших публикаций и снизит желание продолжать с вами общаться.

Это не очень хорошо, поскольку ньюсмейкеры являются хорошим источником пополнения знаний журналиста, а с людьми претенциозными они, как и большинство людей, общаются не очень охотно и открыто.